Shadow

Юрий Кушнарёв: «Было желание и предложение остаться в «Красном Яре», но хотелось вернуться в Москву»

jurij kushnarjov bylo zhelanie i predlozhenie ostatsja v krasnom jare no hotelos vernutsja v moskvu 38f32b2

Фото: Юрий Кушнарёв вернулся на родину (С) РК ЦСКА

Центурион сборной России, недавно завершивший игровую карьеру, в интервью «Сибирским новостям» пояснил чем обусловлено такое решение, почему выбрал ЦСКА, а не «Красный Яр» и почему решил стать тренером.

 

Почему именно сейчас решили завершить игровую карьеру?
— Возраст. Я, конечно, мог ещё играть, потому что в отличной форме физической и душевной, но когда тебе уже за 30…  Ты каждый день думаешь: «А что будет дальше?». Мне поступило предложение. Взвесив все «за» и «против», подумал, что это отличный шанс для перехода: когда тебя просят и дают предложение, а не когда ты потом ищешь то самое и пытаешься навязываться. Момент был очень удачный.

В «Красном Яре» вы попробовали тренировать. Вам понравилось?
— Понравилось. Я в принципе всегда чувствовал в себе тренерский потенциал. Много общался с тренерами, которые работали с нами в сборной – и с иностранцами, и с русскими. Поэтому взялся за этот вызов, помог «Яру» и Игорю Николайчуку в тот непростой момент. Никакого дискомфорта при этом не испытывал. Мне было приятно и комфортно работать.

 

Не возникало ли желания дальше работать в «Красном Яре». И поступало ли такое предложение?
— Было желание и предложение. С Сергеем Ивановичем мы сидели и обсуждали этот момент. Если бы тогда меня не пригласили в ЦСКА, скорее всего, я остался бы в Красноярске игроком, затем стал играющим тренером, а после совсем перешёл бы на тренерскую работу. Сработал фактор территориальный и географический. Я сам из Москвы, хотелось вернуться в столицу. Решение принимал вместе с родными, обсудили все на семейном совете. Я не был загнан в какое-то положение при выборе, на меня никто не давил. У ЦСКА хорошее будущее, а «Красный Яр» — большой клуб с большим именем, здесь я бы с удовольствием работал, но это жизнь.

Читати також:  Конор МакГрегор звернувся зі словами підтримки до батька Хабіба Нурмагомедова

 

Какие тренеры оказали на вас влияние? Чей опыт вам пригодился?
— Я не думаю, что на меня повлиял именно тренер. Сама индустрия, вид спорта направил меня. Я всю жизнь занимаюсь регби. Был молодым игроком, потом стал лидером. Позже – коренным и старшим товарищем для многих, а это следующая ступень, к которой привел меня спорт. Есть, конечно, тренеры, которые имеют вес в мировом значении для многих команд. Интересно работать и наблюдать за тем, как работают специалисты с разным подходом. От каждого ты чему-то учишься. Я очень молодой тренер, так что у меня всё впереди. От каждого постараюсь взять самое лучшее. Оставил свой след последний тренер, с которым долго работал — Лин Джонс. Также Александр Первухин сделал в меня огромный вклад как в игрока. Сан Саныч Алексеенко – один из первых моих детских тренеров, Николай Неруш — мой первый профессиональный тренер. Можно перечислять долго. От каждого берешь понемногу.

 

Сезон для «Красного Яра» складывался неудачно, много изменений в составе плюс травмы Дорофеева, Федотко. Что не получалось?
— Я думаю, что мы с самого начала немного паниковали после неудачного старта. Старый тренерский штаб оказывал давление на игроков, и, возможно, это сказалось. Да и лига стала сильнее, конкурентность выросла, и это не означало, что «Красный Яр» должен всегда побеждать каждую команду. И не только в отношении «Яра» происходили сюрпризы и неожиданные проигрыши. Комплексные проблемы присутствовали, а валить на одного все проблемы в команде не стоит. Есть несколько факторов, которые могли повлиять.

Читати також:  Пряма трансляція M-1 Challenge 104: Роман Богатов - Мікаель Лебу

 

Однако осень «Яр» закончил серией побед, в том числе обыграли «ВВА-Подмосковье» в Монино и «Стрелу» в Казани. Что изменилось?
— Мы стали более спокойными, изменили наш тренировочный план вместе с Игорем Николайчуком и Валерием Цнобиладзе. Вместе сели и посмотрели на моменты где ошибались, приняли более простую модель игры. Эмоционально ребята расслабились и смогли показать свой потенциал.

 

У вас было по большому счету три клуба в карьере регбиста — монинский и два красноярских. Не жалеете, что не попробовали силы за рубежом?
— Клуба было четыре, ещё «Кубань». Жалею, честно жалею. Я не сказал бы, что не пробовал. Всегда старался попасть за границу, но дело заканчивалось на уровне разговоров. Были агенты, которые постоянно брали какую-то информацию, просили видео с нарезками лучших моментов и так далее. Но обратной связи не поступало. Были предложения от маленьких клубов, но они были не в приоритете, может, стоило начать с чего-то меньшего и расти, но не получилось.

Читати також:  Михайло Кокляєв - Олександр Ємельяненко. Дивитися онлайн прямий ефір

 

Расскажите о старте в ЦСКА?
— ЦСКА — молодой клуб, который существует лет пять и второй сезон проводит в профессиональной лиге. У команды есть потенциал, а у руководства клуба – большие планы на развитие инфраструктуры. Команда будет прибавлять от сезона к сезону, становиться всё более профессиональной. В декабре мы уже приступили к тренировочному режиму.

 

С Красноярска будете кого-то приглашать в ЦСКА?
— Мы пытаемся выстроить такую культуру и стратегию в клубе без перетягивания канатов и переманивания игроков у кого-то, перебивания зарплатными ведомостями. Хотим создать клуб, в который бы люди хотели сами приходить и играть.

Что в конце беседы хотите сказать болельщикам?
— Хотелось бы поблагодарить за это сложное ковидное время. Многие не перестают интересоваться регби, приходят на стадион, несмотря на запреты и ограничения. Мы очень нуждаемся в вашей поддержке. Когда болельщики на трибунах – заряд энергии, драйв и шум заводят игроков. Спасибо им за это и желаю, чтобы все дождались нового сезона. Любите регби, интересуйтесь им. Мы сделаем всё, чтобы этот вид спорта стал более популярным в России.