Shadow

Воспоминание фаната: Хаглер против Хирнса – Часть 2

63a9dd3fdfeac7b81030280caf4a32b8

PHOTO / THE RING VIA GETTY IMAGES

Как и любой другой поклонник бокса, я отсчитывал дни до 15 апреля 1985 года, дня, когда бесспорный чемпион в среднем весе «Изумительный» Марвин Хаглер встретится с чемпионом WBC в первом среднем весе Томасом Хирнсом (прим. — автор статьи журналист и один из редактором журнала The Ring Ли Гровс). Хотя первоначально их бой был запланирована на май 1982 года, я считаю, что почти трёхлетняя отсрочка только пошла на пользу. Если бы поединок не сорвался, 23-летний Хирнс был бы всего в восьми месяцах от своего поражения техническим нокаутом в 14-м раунде Шугар Рэю Леонарду. Хаглер вернулся бы на ринг после нокаута в первом раунде Уильяма Ли — одного из самых коротких боёв за титул чемпиона в среднем весе в истории. Хотя бою Хаглер-Хирнс в мае 1982 года были бы рады, он был бы не столь ожидаем.

8b35bbd6d5d77dabf23c0fa1d2204791

Томас Хирнс и Марвин Хаглер позируют в ходе подготовки к бою. Photo / The Ring Magazine via Getty Images

Однако, проведённый в апреле 1985 года, поединок выиграл от идеальной подготовки. Окрепшему и полностью восстановившемуся после поражения «Наёмному убийце» было 26 лет и он находился на пике своей формы после разгрома, учинённого Роберто Дюрану и Фреду Хатчингсу. Между тем, почти 31-летний Хаглер, который был бы серьёзным фаворитом в бою с Хирнсом в 1982 году из-за недавнего поражения Хирнса от Леонарда, всё ещё считался отличным чемпионом, но, возможно, уже показал свои лучшие выступления. … Хаглер был острым как бритва в поединке против Тони Сибсона в феврале 1983 года, но его более близкая, чем ожидалось, победа в 15 раундах над Роберто Дюраном немного снизила его позиции. Реальность была такова, что великолепная боевая машина, которой являлся Хаглер, показывала признаки износа. Короче говоря, возвышение Хирнса и эрозия Хаглера сделали версию этого поединка 1985 года очень привлекательной, очень прибыльной и конкурентной.

Будучи 20-летним второкурсником в Государственном колледже Фэрмонт, изучая английский язык и журналистику, я писал для газеты колледжа The Columns, но главным образом статьи были на тему перипетий различных спортивных команд колледжа и я ещё не имел полномочий и разрешения писать о боксе. Но если бы я делал выбор, то предсказал бы, что Хирнс победит техническим нокаутом. У меня были на то свои причины: Хирнс был не только моложе и ближе к вершине, но и обладал ростом, ричем и навыками, позволяющими менять дистанцию, а также способностью одним ударом разбить любой подбородок, даже такой прочный, как у Хаглера. Он уже сделал именно это годом ранее, не так ли? Да, Хаглер был от природы более тяжёл и в своей лучшей форме он являлся (и остаётся) самым разносторонним бойцом какого я видел. Но бой с Ролданом показал мне, что он больше не неуязвим и я полагал, что удар Хирнса может рассечь кожу чемпиона, открыв «Наёмному убийце» ещё один потенциальный путь к победе. Что касается Хаглера, разница в размерах диктовала только одну стратегию: идти прямо на Хирнса и надеяться, что его мощь средневеса скажется на подбородке Хирнса и его ногах.

Бойцы приняли участие в рекламном туре по нескольким городам, и напряжение нарастало с каждой последующей остановкой. При этом сами соперники стремились вкрутить нож в рану ещё глубже, предсказывая нокаут в третьем раунде.

c00718f80b784599e918e16ae70d1981

Photo by / The Ring Magazine via Getty Images

«Приходите 15 апреля — за три раунда я стану величайшим», — хвастался Хирнс 28 января в своём приёмном родном городе Детройте.

«Томми сказал, что я лягу, и его рука будет поднята», — сказал Хаглер на следующий день в Сент-Луисе. «Я чувствую почти то же самое, но когда дым рассеется будет поднята именно моя рука».

Контраст в личностях распространялся и на то, как они проводили свои тренировочные сборы. Хаглер по своему обыкновению приговорил себя к «тюрьме» в Провинстауне, штат Массачусетс, прежде чем отправиться в Палм-Спрингс, проводить тренировки, закрытые для публики. Хирнс, который традиционно тренировался в тренажёрном зале Kronk Gym в Детройте, решил внести изменения, начав тренировочный цикл в Майами-Бич до того как отправиться в Лас-Вегас. Хирнс, обычно относительно немногословный, был расслаблен и разговорчив и одна из его тренировочных сессий была отмечена женской танцевальной труппой, которая развлекала фанатов во время перерыва.

Хотя их режим тренировок контрастировал, конечные результаты были идентичными: Хаглер 60-2-2 (50 КО) поднял весы на отметку 159¼ фунтов, а имевший 40-1 (34) Хирнс склонил чашу весов на удивительно тяжёлые 159¾. Несмотря на прилив денег на Хирнса со стороны фанатов резидента Детройта, Хаглер оставался фаворитом 7 к 5 к ночи боя.

Исторический характер Хаглер-Хирнса можно было увидеть в рингсайде, где присутствовали великие средневесы Шугар Рэй Робинсон, Джин Фуллмер, Кармен Базилио и Джейк ЛаМотта. Эл Майклс и Эл Бернстайн объявляли закрытую трансляцию боя (с Куртом Гауди в качестве ведущего), в то время как команда HBO в составе Барри Томпкинса, Ларри Мерчанта и Шугар Рэя Леонарда работала над отложенной трансляцией в сети..

Читати також:  Диди-12: Парад бонусов

Пока руководитель группы «Tonight Show» Док Северинсен играл на своей трубе национальный гимн, а американский флаг, объявленный самым большим в мире, был развернут с вершины башни Caesar Palace, тлеющий Хаглер пристально смотрел на своего соперника, в то время как Хирнс пытался растопить сталь Хаглера своим собственным взглядом во время последних инструкций судьи Ричарда Стила. Когда пара отступила по своим углам, электричество, которое может генерировать только боксёрский поединок высшего уровня, потрескивало внутри тех, кому посчастливилось находиться вблизи ринга, а также тех, кто с умом приобрели билеты в различных торговых точках закрытого типа, чтобы увидеть поединок в прямом эфире.

Когда объявляется большой бой, те, кто отвечают за продвижение, делают всё возможное, чтобы вызвать образ жестокого обоюдоострого боя, чтобы максимизировать продажу билетов, но гораздо чаще, нежели нет, бои высокого уровня довольно близки, особенно когда участники столь же опытны и многогранны, как Хаглер и Хирнс. Из-за продолжительности чемпионских боев (12 и 15 раундов в ту эпоху) и из-за того, что на карту поставлены десятки миллионов долларов нынешних и будущих доходов, элитные бойцы редко решают участвовать в боях по принципу «всё или ничего». Риск поступать так слишком велик.

Но 15 апреля 1985 года «Изумительный» Марвин Хаглер и Томас Хирнс отбросили все второстепенные заботы. Они осмелились пытаться стать великими и преуспели в этом сверх всякой меры.

С некоторыми незначительными изменениями ниже приводится резюме, которое я написал 10 лет назад, и я перепубликую его здесь, потому что чувствую, что не могу лучше описать действие, которое имело место в течение тех хаотичных восьми минут.

Ещё прежде, чем стих звук звонка о начале поединка, Хаглер выскочил из угла с широким ударом правой, просвистевшим над головой Хирнса, за которым последовал короткий левый в корпус. Первые джебы Хирнса не достигли цели, в то время как Хаглер достал его ещё одной левой в левую сторону живота. Тяжёлый правый хук Хаглера нашёл Хирнса, а спустя мгновения Хирнс реваншировался, чисто попав в подбородок чемпиона, что не только приостановило Хаглера на короткое мгновение, но и положило начало тому, что стало одним из самых наполненных действием раундов в истории бокса.

aeb6179f7d08fd0383ef7dfc317670c6

Хаглер принимает удар Хирнса. Photo / The Ring Magazine via Getty Images

Хирнс, осознав, что только что потряс чемпиона атаковал пока Хаглер попытался оправиться от только что съеденной бомбы. Правый апперкот в челюсть заставил Хаглера неохотно сделать шаг назад, прежде чем войти в клинч. Как только Стил развел бойцов, Хаглер сблизился с точным левым кроссом, на что Хирнс ответил аналогичным ударом. Хирнс промахнулся тремя мощными ударами, но попал правым кроссом, в то время как Хаглер был точен ударом левой в корпус.

Удары наносились быстро, яростно и свирепо и толпа ревела в ответ на каждый из них. Хирнс донёс двойку по корпусу, в то время как Хаглер попал двумя опасными крюками в лицо. Затем последовал левый апперкот Хирнса, на который чемпион ответил правым оверхендом.

Всего за 60 секунд бой уже превзошёл все ожидания, потому что очень редко два элитных бойца атакуют друг друга со столь дикой яростью. Все недели сдерживаемой неприязни вылились в симфонию насилия, которая нарастала с головокружительной скоростью:

«Ты собираешься нокаутировать меня за три раунда, Томми?». Бац!

«Ты собираешься нокаутировать меня за три раунда, Марвин?». Бум!

«Я дрожу, как лист на дереве, Томми?». Бам!

«Ты собираешься рубить меня и говорить «дерево», Марвин?». Получи!

«Я карлик, Томми?». Возьми это!

«Я фрик, Марвин?». Попробуй это!

Соперники жаждали пустить друг другу кровь, к большому удовольствию 15 141 человека в рингсайде и ещё 1,2 миллиона, наблюдавших зрелище с экрана.

Не имело значения, что бой был запланирован на 12 раундов и выглядело так, будто судьи Гарри Гиббс, Херб Сантос и Дик Янг были самыми лишними людьми в здании. Хаглер и Хирнс сами были судьями, присяжными и, как они надеялись, палачами оппонента.

7486a99ed18def19d67d676e6c7c9c04

Photo by: The Ring Magazine via Getty Images

Бешеный темп уже в первом раунде сказался на Хирнсе, потому что его ноги становились эластичными, а грозная, но хрупкая правая рука была повреждена после удара по выбритому черепу Хаглера. Хирнс продолжал приземляться правой, но больше не мог вкладывать в удары весь свой вес. Тем временем Хаглер с лёгкостью проходил через эту ослабленную правую и старался использовать любую возможность для нанесения удара.

Тем не менее, Хирнс нанёс достаточно ударов, чтобы вызвать небольшую опухоль под глазом Хаглера, а позже открыл рассечение на лбу чемпиона, которое обильно кровоточило. Это добавило ещё один поворот сюжета к и без того захватывающему раунду открытия. Воодушевлённый видом крови Хаглера, Хирнс выстрелил парой правых апперкотов и правым кроссом, от которого на несколько футов вокруг разлетелись багровые брызги.

Хаглер ответил острыми крюками в голову и корпус и попал несколькими ударами правой, в то время как Хирнс пытался сократить принимаемый ущерб, защищаясь засчёт работы корпусом у канатов. Лучшие попытки Хирнса пробиться от канатов к центру ринга оказались тщетными, благодаря силе Хаглера и его выверенным ударам.

Читати також:  Роман Кармазин: "Если состоится реванш, и Ломаченко будет здоровым, то шансов у Лопеса вообще нет"

Наконец, за 13 секунд до конца два удара справа позволили Хирнсу ускользнуть от канатов, но ещё один длинный правый в ответ отбросил его на несколько футов назад. Однако двойка в лицо в исполнении претендента стала последним залпом сенсационного первого раунда. Услышав звонок, каждый оглянулся через плечо и бросил взгляд на соперника, будто ни один из них не был готов прекратить войну, пусть и временно.

«Это был целый бой, который длился три минуты», — заявил Майклс.

«Возможно, один из лучших раундов в истории среднего веса», — согласился Бернштейн.

Шокирующая интенсивность первого раунда наэлектризовала толпу. Кто-то кричал, другие в восторге подпрыгивали, не в силах на своих местах. Это было то, на что они надеялись и больше того, что они имели право ожидать.

Дуэт CompuBox, состоявший из Боба Каноббио и Логана Хобсона, работавшие только в своём третьем бою для HBO, оценил ярость первого раунда следующей статистикой: Хирнс донёс 56 из 83 (68%) в целом и 45 силовых из 61 (74%) удара, в то время как Хаглер, не нанесший ни одного джеба за весь раунд попал 50 силовых из 82 (61%) ударов. Их 95 силовых подключений на двоих в первом раунде остаются рекордом, зафиксированным CompuBox в боях в среднем весе.

Это было одно из тех невероятно особенных событий, которые побуждают человеческий мозг сделать мгновенный снимок своего окружения, чтобы он мог наслаждаться этим в течение долгих лет. Только звук начала второго раунда мог прервать этот процесс, потому что никто не мог позволить себе пропустить ни доли секунды из того, что должно было произойти.

Хаглер начал раунд с левой в лицо Хирнсу, который теперь занимался тем, что тренер Эмануэль Стюард назвал «боксом для ног». Это была стратегия, которая позволила Хирнсу оторваться от Леонарда в поздних раундах после разгрома в шестом и седьмом раундах, и, поступая так, Хирнс признал, что Хаглер, естественный средневес, действительно был сильнее.

Несмотря на демонстрацию силы, дрожащие ноги Хирнса раскрыли его истинное состояние всем и прежде всего Хаглеру. Хаглер прошёл через правую руку, чтобы приземлиться на крюк, а через несколько мгновений последовал жёсткий удар правой. Разница в мощи и силе была наглядно очевидна: каждый удар, нанесенный Хирнсом, Хаглер принимал без видимых проблем, в то время как удары чемпиона потрясали Хирнса до глубины души. Удары Хаглера проходили защиту Хирнса, в то время как предложения претендента больше не обладали той мощью, которая способна была бы угрожать титулу Хаглера.

31de15e369651ae884f1dbd390ec89c9

Окровавленный Хаглер взрывает Хирнса правым. Photo: THE RING

Когда началась последняя минута, второго раунда удары Хернса выглядели рваными и беспорядочными, а его баланс явно оставлял желать много лучшего. Но он нанёс достаточно ударов, чтобы залить кровью лицо Хаглера, что только разозлило зверя ещё больше.

Хаглер активизировался в последние 30 секунд раунда и только мужество Хирнса позволило ему остаться на ногах и вернуться в угол.

«Держи свои руки ближе», — говорил Стюард Хирнсу в углу перед третьим раундом. «Ты перебоксируешь этого парня. Попробуй поработать над тем, чтобы заставить его промахиваться. Просто боксируй с ним, держись подальше и боксируй с ним. Дождись второго дыхания и расслабься, как Милтон (МакКрори) сделал в бою против Колина Джонса. Когда доносишь свои удары смещайся в одну или другую сторону, потому что ты пропускаешь в ответ когда завершаешь свой удар».

Хирнс начал третий отрезок, приземлив пару лёгких правых в лицо, на что последовала контратака Хаглера. Удары претендента усугубили рассечение на лбу до такой степени, что Стил объявил тайм-аут, чтобы врач у ринга доктор Дональд Ромео осмотрел рану. Толпа взвыла от удивления таким поворотом событий, чувствуя вероятность того, что титул каким-то образом перейдёт из рук в руки. После краткого осмотра раны доктор Ромео развеял это предположение.

«Нет, это не беспокоит его зрение», — сказал он. «Позвольте ему продолжать».

Опасения того, что его драгоценные титулы окажутся под угрозой, заставили Хаглера переключиться на повышенную передачу и последствия этого для Хирнса не заставили себя ждать. Жёсткий джеб и точный правый кросс в лицо потрясли претендента, а резкий удар правой усугубил кризис. Хирнс пытался уйти, но у его ног уже не было сил доставить его туда, куда ему нужно было сместиться с достаточной скоростью.

После того, как Хирнс вяло отмахнулся джебом, Хаглер соединил мощный удар правой с виском претендента, что превратило ноги последнего в варёные спагетти.

Когда Хирнс попытался уйти к центру ринга, Хаглер отрезал ему путь к бегству, вторым ударом правой, крюком и завершил бой ударом правой. Удар отделил Хирнса от его сознания, и, скатившись по телу Хаглера, претендент тяжело упал на покрытие ринга.

e47c033176973a97a6a7944ef1aae0f0

Каким-то образом Хирнс встал после этого нокдауна в третьем раунде. Photo / The Ring Magazine via Getty Images

Читати також:  П'ять кращих боксерів усіх часів за версією Роберто Дюрана

Лёжа на спине с невидящими глазами, Хирнс выглянул наружу. Опираясь на резервы, к которым имеют доступ только великие чемпионы, претендент пошевелился на счет Стила шесть и каким-то образом поднялся на девять. Но он не сумел преодолеть последнее препятствие, поскольку его тело качалось из стороны в сторону, а глаза были полубессознательными. Стил справедливо дал отмашку о конце боя и, как он и предсказывал, Хаглер поднял руки как победитель.

Это был момент триумфа для Хаглера и на этот раз к нему полетели приветственные возгласы, а не бутылки пива. Для Хирнса это стало сокрушительным поражением, которое, наряду с результатом боя с Леонардом, затмило его многочисленные триумфы. Зрелище того, как Хирнса уносили в угол, ярко свидетельствовало о том, что атаки Хаглера и его собственные попытки выиграть бой нанесли ему серьёзный урон.

3fe4581969a9d62ea30c863a17e8385a

Photo by THE RING Archive

«Это один из моих самых сложных боёв», — сказал Бернштейну Хаглер. «Я говорил, что собираюсь съесть его, как Пакмэн. Я понял, как только прошёл через его правую руку, что он мой. Я хотел показать миру, что я величайший. Я решил, что мне нужно принять удары, чтобы нанести свои, но я говорил, что он тоже получит несколько».

Позже, когда его спросили, как рассечение повлияло на него, Хаглер произнёс определяющие слова:

«Как только я увидел кровь, я превратился в быка. Я должен был стать серьёзнее и сделать всё быстро».

Что касается Хирнса, то главным предметом вопросов было то, почему он превратил бой с Хаглером в драку, а не боксировал с ним. Его ответом стало, что у него не было другого выбора.

«Причина, по которой я начал драться, заключалась в том, что Марвин начал атаковать и я должен был показать ему, что заслуживаю некоторого уважения», — сказал Хирнс.

Будучи джентльменом, Хирнс также отдал должное чемпиону.

«Человек не владеет титулом пять лет без причины», — сказал он. «Он показал мне, что он великий чемпион».

Оба соперника получили хорошую компенсацию за приложенные усилия. Хаглеру были гарантированы 5,6 миллиона долларов и 45 процентов валовой суммы свыше 14 миллионов долларов доходов, в то время как Хирнсу было выплачено 5,4 миллиона долларов и 35 процентов валовой суммы свыше тех же 14 миллионов долларов. С учётом того, что поединок собрал 20 миллионов долларов (третье место за всё время после 22 миллионов долларов Холмса-Куни и 20,5 миллиона долларов с результатом Леонарда-Хернса I) это было неплохо.

Те, кто поставили спектакль, также наслаждались финансовым успехом. Бой наблюдали 15 141 человек, а призовой фонд составил 4 589 400 долларов. Общее количество абонентов закрытого контура в 1,2 миллиона человек было вторым после 1,6 миллиона, которые увидели первый бой Джо Фрейзера и Мухаммеда Али.

В конце концов, Хаглер добился всеобщего признания, которое, по его мнению, заслуживал с самого начала. Он стал гостем ток-шоу и заручился коммерческой поддержкой Gillette и, в первую очередь, Pizza Hut, снявшись в нескольких рекламных роликах.

506c64462892818461a103156966bf89

Восьмиминутная война Марвина Хаглера с Томасом Хирнсом является ярким примером сочетания правильных стилей бокса (и менталитета), создавшего захватывающее дух болельщиков зрелище.

Журнал The Ring назвал бой Хаглер-Хирнс лучшим боем 1985 года, а первый раунд — раундом года. Спустя годы издание объявит этот первый раунд лучшим раундом из когда-либо проведённых.

Реванш был якобы назначен после того, как Хаглер остановил Джона Мугаби в 11 раундах, а Хирнс победил Джеймса Шулера за один раунд в марте 1986 года, но не состоялся после того как Шугар Рэй Леонард сказал миру, что хочет вернуться с почти трёхлетней отставки, чтобы бросить вызов Хаглеру за его титул. После того, как Леонард победил раздельным решением судей, которое некоторые приветствовали, а другие оспаривали, озлобившийся Хаглер навсегда ушёл из бокса.

Хирнс получил свой шанс на искупление против Леонарда в июне 1989 года и многие полагают, что после нокдаунов в 3-ем и 11-м раундах он был достоин победы, но судьи посчитали иначе и оценили великолепный второй акт вничью. Спустя годы Леонард признал, что Хирнс заслуживал победы в реванше, но это заявление никак не повлияло на книгу рекордов.

Книга рекордов и те, кто стал свидетелем этих восьми чудесных минут — безоговорочно скажут, что ночь 15 апреля 1985 года навсегда останется вехой в истории бокса.

Бой продемонстрировал то, почему средний вес так высоко ценится как фанатами, так и историками. Скорость более лёгких бойцов и мощь удара тяжеловесов сошлись самым впечатляющим образом, в результате чего получился великолепный памятник величию бокса.

Cделать ставку:

904b656044018d1a2424dd76dcaa16c5

ab412246b0e29bc0f61a3e3aec029618