Shadow

Роберто Дюран против Пернелла Уитакера: Идеальный шторм

f4a1b4528005154a3ca0398231d83964

Если ориентироваться исключительно на прозвища этих бойцов кажется, легко выбрать того, кто вышел бы победителем их очного противостояния. Когда один боец известен как «Манос де Педра» («Каменные руки»), а другой — «Душистый горошек», о чём тут спорить? Разве не вполне логично, что «Каменные руки» раздавят «Душистый горошек»? Не так быстро, Шерлок, если речь о «Душистом горошке» Пернелле Уитакере.

Уитакер — один из величайших боксёров в истории этого вида спорта. Он был мастером оборонительного боя, но не только. Уитакер был бойцом, который умел превратить оборонительное мастерство в наступательную мистерию, поэтому в расцвете кондиций он более восьми лет удерживал титул чемпиона мира. Именно поэтому он считается одним из величайших легковесов в истории бокса.

Уитакер был одним из тех редких бойцов, которые были бы успешны в любую эпоху, а навыки, которые помогли ему доминировать в 1990-х, сделали бы это и в 1970-е и в 1940-е. Но смог бы он найти способ обезоружить и перебоксировать Роберто Дюрана, которого многие считают величайшим легковесом в истории? Это вопрос, на который не просто ответить.

Дюран, безусловно, входит в шорт-лист лучших легковесов в истории наряду с Айком Уильямсом, Бенни Леонардом, Тони Канцоньери, Джо Гансом, Лу Эмберсом и Карлосом Ортисом. Вероятно, можно ещё больше сократить этот список до Дюрана, Уильямса, Леонарда и Ганса. Но что превращает бой между Дюраном и Уитакером в поединок мифических масштабов, так это то, что Уитакер, безусловно, тоже входит в этот короткий список.

«Такого боксёра, как Уитакер в расцвете формы очень трудно победить», — считает бывший аналитик HBO Ларри Мерчант, который видел обоих бойцов в ринге на пике кондиций и поэтому говорит не просто сердцем или пыльной книгой рекордов, а высказывается ориентируясь на личные воспоминания.

В любом столкновении между великим боксёром и великим агрессивным бойцом, боксёр обычно нейтрализует агрессора и находит способ победить… но мы говорим о Роберто Дюране. Уитакеру всегда удавалось брать верх, но Дюран был лучшим из лучших.

Дюран обладал боксёрским талантом, а также непрёвзойденной выносливостью. Его защиту часто недооценивали, из-за того насколько он был свирепым и безжалостным атакующим бойцом. Он знал, как загнать парня в угол и сломить его. В какой-то момент Уитакеру пришлось бы справляться с этим прессингом, а мало кто мог бы противостоять Дюрану в его лучших кондициях.

В то же время, нельзя недооценивать Уитакера. Да, в первую очередь он был боксёром, но в случае необходимости этот боец мог упереться и пойти в атаку, временами жёстко, если чувствовал, что должен или верил, что для этого есть возможность.

Зрители — важный элемент любого близкого боя. Они могут повлиять на судей. А Уитакер был настолько хорош в своем деле, что его приходилось уважать. Он был не просто одним в ряду боксёров, стремящихся избежать удара. Но благодаря своему стилю Дюран мог бы привлечь зрителей на свою сторону. Зрители аплодировали бы Уитакеру, рёвом встречая действия Дюрана и это фактор, который нельзя игнорировать если речь о двух бойцах такого уровня. Это, безусловно, бой, который я мечтал бы увидеть. Итак, мой мозг говорит «Уитакер», а сердце говорит «Дюран».

Возможно, Дюран измотал бы Уитакера в конце боя, как он это делал со многими соперниками. С другой стороны, Уитакер мог так сбить с толку Дюрана своим неортодоксальным стилем левши, что вполне мог разрушить его легендарную решимость и устроить бой на своих условиях. Никто не может сказать наверняка, что делает этот бой ещё более захватывающим».

Болельщики любого из них охотно признают, что это один из самых сложных для анализа поединков мечты, и это, безусловно, верно для историка бокса Майка Сильвера. Когда ему впервые задали вопрос, он ответил: «Это такой сложный матч, что я не могу придумать быстрый ответ. Это потребует некоторого анализа».

Затем Сильвер попросил вернуться к этому вопросу, проведя два дня за просмотром записей классических боёв этих бойцов в лёгком весе. Только тогда он сделал вывод, кто может победить и почему.

«Дюран, несомненно, один из величайших бойцов бокса, но Уитакер был великим спортсменом с необычным стилем, и этот стиль сделал бы этот бой отличным», — сказал автор книги «The Night the Referee Hit Back — Memorable Moments from the World of Boxing» Сильвер. «Некоторые могут указать на то, как Уитакер расправился с Хулио Сезаром Чавесом и сказать, что с Дюраном всё закончилось бы также. Но Уитакер никогда не встречал такого соперника, как Дюран. Всего, что принёс в их бой Чавес, Дюран принёс бы вдвое или втрое больше. Он был очень умным, жёстким и разнообразно атакующим панчером.

Уитакер был неуловимым спидстером и отличным спортсменом, но ему не хватало обдуманности. Во многих боях ему сходило с рук многое, что не сошло бы с рук против Дюрана — то, из-за чего он пропускал бы удары.

Хотя это был бы трудный бой для них обоих, понаблюдав за ними в их лучших кондициях, я считаю, что безжалостные атаки и прессинг Дюрана не позволят Уитакеру убегать на протяжении 12 раундов и, конечно, не на протяжении 15. Я считаю, что это могло бы стать проблемой для Уитакера в последних раундах, но при этом думаю, что вряд ли Дюран нокаутировал бы его. На мой взгляд, Дюран одержал бы победу решением».

Потенциальная продолжительность такого боя была бы важна и по мнению известного тренера Фредди Роуча. Роуч восхищался обоими бойцами и хорошо знал их стили, поэтому, когда он обдумывал поединок, в его голове возникло два сценария.

«В 15-раундовом бою я выбрал бы победителем Дюрана», — говорит Роуч. «В 12-раундовом бою я склоняюсь в пользу Уитакера. На протяжении 12 раундов Уитакер вполне мог бы перебоксировать Дюрана, но не на реальной чемпионской дистанции. Эти три дополнительных раунда делают бой совсем другим.

Последние три раунда часто были лучшими для Дюрана. Он был нереально неутомимым и великолепным финишёром. У Пернелла была отличная скорость и превосходные навыки мастера защиты, но я не думаю, что ему хватило бы сил, чтобы удерживать Дюрана на дистанции от себя 15 раундов.

Дюран также был отличным боксёром. Не хорошим. Отличным. Он не получил за это большого признания, но именно благодаря этому Дюран так часто побеждал в поздних боях. Уитакер был более ярким и непредсказуемым в некоторых своих движениях, но правда в том, что они оба являлись отличными боксёрами, и разница на дистанции в 15 раундов заключалась бы в том, что у одного парня был более мощный удар. В конце концов, это создало бы разницу.

У Уитакера была высокая скорость, и он был прирождённым бойцом. Он умел импровизировать и выводить вас из себя, стоя прямо перед вами и не пропуская ударов. Подобное может утомить бойца, но у Дюрана был ответ. Он был отличным боди-панчером. Изначально он был просто крутым парнем, который мог нокаутировать вас ударами по корпусу и давлением, как он сделал против Кена Бьюкенена, когда впервые выиграл титул в лёгком весе, но у него было два отличных тренера в лице Рэя Арселя и Фредди Брауна и он научился боксировать. Когда он это сделал, кто его бил?».

За 72 боя — никто, хотя Эстебан Де Хесус был награждён близким решением судей в 10 раундах в нетитульном бою через пять месяцев после того, как Дюран победил Бьюкенена. Дюран был андердогом 2 к 1 в Мэдисон Сквер Гарден в вечер боя против Бьюкенена, хорошего боксёра с навыками, подобными Уитакеру. То, что Дюран сделал с ним, было ничем иным, как подавлением.

Читати також:  Турнир Eagle FC & AMC Fight Nights памяти Абдулманапа Нурмагомедова. Смотреть онлайн прямой эфир

Позже, он сделал то же самое с Де Хесусом, нокаутировав его в реванше за титул и разбив на части в третьем бою 21 января 1978 года. Это была последняя ночь Дюрана в лёгком весе и он сделал её незабываемой, объединив титулы WBA и WBC, остановив Де Хесуса в 12-м раунде того, что стало односторонним избиением. Когда всё закончилось, он ясно показал свое превосходство не только над Де Хесусом, но и над всем дивизионом, оставив его с рекордом 63-1.

Давний промоутер из Филадельфии и историк бокса Дж. Рассел Пельтц не сомневается в месте Дюрана в истории, но когда он размышлял о поединке с Уитакером, его первой мыслью была ночь, когда Уилфред Бенитес перебоксировал Дюрана в 15 жёстких раундах. Бенитес и сам был мастером-боксёром, стремившимся наносить ответные удары, но также умел стоять прямо перед противником и отражать его удары, как будто больше фехтуя нежели дерясь.

«Бенитес был похож на Уитакера», — говорит Пельц. «Явная победа Бенитеса наводит меня на мысль, что Уитакер нашёл бы способ переиграть Дюрана.

Я также думаю о втором поединке Дюрана с Эдвином Вируэтом. Он также был мастером бокса и доставил Дюрану сложности. Такие ребята доставляли ему неприятности и никто не создал бы в этом отношении больше проблем, чем Уитакер.

Пернеллу пришлось бы наращивать темп против Дюрана и не давать себя переработать, потому что Дюран был более активным, чем Чавес и не таким безрассудным. Он был агрессивен, но контролировал агрессию. Дюран должен был бы стать грубым и грязным, на что он был готов, но в конце концов всё сводится к стилю. Это ничего не отнимает у Дюрана. Просто кто-то вроде Уитакера был бы для него худшим соперником из возможных. У Уитакера был стиль, способный довести Дюрана до нервного срыва. Он всегда ненавидел парней, которых было сложно ударить, а Уитакер являлся в этом элементе едва ли не лучшим».

Уитакер однажды дал понять это, когда хвастался: «Мне всё равно, с кем я буду драться. Мне всё равно, будь это Бог. Если я не захочу, чтобы Бог ударил меня, Он меня не ударит».

Читати також:  Джон Маккарти пересмотрел свое мнение насчет результата реванша Стерлинг - Ян

Уитакер был королём большого обмана. Его давний товарищ по промоутерской компании и олимпийской команде Эвандер Холифилд однажды назвал его «подлым парнем в хорошем смысле». Он имел в виду, что Уитакер мог уклоняться, нырять, отвлекать и обманывать противника своей защитой, а затем внезапно всадить удары ему в лицо два или три раза и исчезнуть, как дым над пепельницей.

Что могло сделать Уитакера особенно трудным для Дюрана, так это то, что его было невозможно понять, потому что часто даже сам он не знал, что будет делать дальше. У него были почти непревзойденные оборонительные инстинкты, подкреплённые быстро сокращающимися мышцами, которые без колебаний реагировали на каждую его команду. Короче говоря, он был проблемой для любого, в том числе для Дюрана.

«У обоих этих парней есть средства, чтобы доставить друг другу неприятности», — говорит уважаемый тренер Тедди Атлас. «Вот что делает это противостояние интересным. Это не Джо Фрейзер против Майка Тайсона, не просто гроза против сильного дождя. В этом противостоянии много нюансов.

Дюран был редким сочетанием «огня и серы». У него был атакующий менталитет, но это была не просто агрессия. Это была контролируемая агрессия в сочетании с наукой. В боксе редко встретишь парня со столь высоким уровнем интенсивности и техники. Постояннобьющая машина с планом и умением его воплощать.

Дюран также был безжалостен. Удары действовали на него так же, как капли дождя влияют на лобовое стекло — никак. Но он боксировал как парень, который не хотел, чтобы его били. Он был готов получить удар, но у него была техника и интеллект, чтобы избежать большей части урона, который обычно приходит с безжалостностью, подобной той, которой обладал он.

Пернелл был парнем, который умел стоять прямо перед вами и вы не могли попасть ему в зад горстью картечи, но у него было ещё одно качество, которого нет у большинства подобных парней. У него была готовность нанести удар в ответ. Уитакер имел способность вынуждать вас промахиваться на полдюйма, а затем заставлять платить. Он не заставил вас промахнуться на фут, потому что тогда он сам не смог бы попасть. Промахнись на дюйм, а затем — БУМ! Тебя бьют в ответ. Пернелл приходил в бой не только с защитой. Он также заботился о том, чтобы попасть тебе по заднице.

Он делал это особенно, но, как и у Дюрана, у него была способность добираться до соперника. Это было более тонко, чем способ Дюрана, но ничуть не менее свирепо. Дюран бил тебя, как грузовик Mack. Уитакер был Porsche. Вы не хотите, чтобы вас переехал грузовик Mack, но кто хочет, чтобы вас сбил Porsche?».

Никто, включая Дюрана, но он был готов заключить эту пугающую сделку, как он сделал против Бенитеса, когда проиграл ему 15-раундовым решением судей через 15 месяцев после фиаско во втором бою с Леонардом — печально известном бою «No mas», когда Дюран, казалось бы, ушёл без причины посреди того, что в то время было близким боем. Его выступление против Бенитеса, в ходе которого он боролся до последних минут боя после тренировок на Койбе — острове с исправительной колонией в 15 милях от побережья Панамы, чтобы избежать искушений жизни, которой он начал жить после победы над Леонардом и завоевания титула в полусреднем весе 20 июня 1980 года вернуло ему его репутацию, не принеся титул в первом среднем весе.

Дюран имел 72-1 после победы над Леонардом, при единственном «поражении» от Де Хесуса. Что бы этот Дюран сделал против Уитакера?

«Это очень сложный бой, для оценки заявить», — признаёт Атлас. «Пернелл обладал способностью не поддаваться мощи. Дюран был мощным питчером. Уитакер был питчером, который бил по углам и менял скорость. В любом случае, они оба выбивали биту из твоих рук. Пернелл был настолько хорош, что Дюран должен был быть парнем, который победил Леонарда, чтобы победить. Если меньше, то он проиграл бы, но, в конце концов, самый лучший Дюран победил бы самого лучшего Уитакера».

Мигель Диас, 83-летний тренер и выдающийся мастер катмэн, согласен с этим. По его мнению, Дюран был «лучшим бойцом, которого я видел в своей жизни. Уитакер был хорош, но Дюран был лучшим из лучших».

«Роберто был прирождённым бойцом. Он мог боксировать намного лучше, чем думают люди. Он закончил карьеру с едва заметным рассечением вокруг глаз. Это было бы очень трудно, но Роберто нашёл бы путь. Нельзя сказать, что Уитакер был никем. Он был загадкой, которую трудно было решить. Уитакер был мастером защиты, но Роберто был мастером бокса».

Первой реакцией бывшего чемпиона в полутяжелом весе и тренера-ветерана Эдди Мустафы Мухаммеда на такой матч было: «Это здорово». Его следующая реакция?

«Я должен выбрать Дюрана», — сказал Мухаммед. «Дюран был не просто выдающимся панчером. У него была скорость в лёгком весе. Его защита также была отличной. Пернелл тоже был отличным боксёром, но Дюран являлся мощным панчером в 135 фунтах и отличным боксёром.

В лёгком весе Дюран был достаточно быстр, чтобы резать ринг, и знал, как это сделать, чтобы добраться до корпуса, а потом замедлить Уитакера. Ему было всё равно, куда он ударит. Рёбра, бёдра, может быть, ниже пояса. Как бы то ни было, он должен был это сделать, он замедлил бы тебя, а потом пришёл за тобой. Это не стало бы прогулкой, но Дюран нашёл бы способ победить».

В 135 фунтах, это то, что они оба делали. После того, как он победил Де Хесуса в третий раз и попрощался с лёгким весом, у Дюрана было всего одно поражение в 64 боях. Уитакер имел 23-1, когда он стал первым бесспорным чемпионом в лёгком весе после Дюрана, остановив Хуана Назарио за один раунд 11 августа 1990 года. Он трижды защищал бесспорную корону, финишировав с рекордом 27-1, прежде чем подняться в весе. Ради аргумента, предположим, что бой обоих стал последним в их карьере в лёгком весе. Они имели бы объединённый рекорд 90-2 с поражениями, которые позже были отомщены. Это был бы поединок между двумя величайшими легковесами бокса, который требовал бы от победителя проявления всех его навыков, воли, умения владеть рингом и упорства, чтобы победить.

«Если подумать, это идеальный матч в лёгком весе в истории», — говорит ветеран-аналитик Эл Бернстайн. «Дюран, который остановил Кена Бьюкенена, был потрясающим бойцом. У Бьюкенена было много тех же навыков, что и у Уитакера, но он не мог справиться со свирепостью Дюрана. Вот к чему сводится этот бой.

В бою против Чавеса Уитакер доминировал над хорошим, агрессивным бойцом, но Дюран был бойцом с более тонкими нюансами. У него было больше боксёрских навыков и такая же неутомимость. В конце концов, каждый бой Уитакера вращался вокруг вопроса «Сможет ли его противник ударить его?». Я не думаю, что Дюран будет беспокоиться о точности своих ударов. Он просто куда-нибудь бил бы и в какой-то момент Уитакеру пришлось бы вести себя агрессивнее, чем ему хотелось бы, чтобы справиться с безжалостностью Дюрана лучше, чем это сделал Бьюкенен.

Кто рефери? Это тоже значимо. Был бы он тем, кто постоянно разбивает бойцов или позволил бы Дюрану работать на ближней и закрыл глаза на некоторые грязные вещи, которые он сделал бы, если бы ему позволили? Это был бы бой на ножах или на подушках? Рефери играет в подобном огромную роль».

Затем Бернстайн обратился к важному вопросу: «Победитель? Это сложно. О Боже! Я выбрал бы Уитакера. Я знаю, что Дюран в 135 фунтах был зверем. Уитакеру пришлось бы иметь дело с его аурой, а также его мастерством. Я считаю, он мог бы справиться. Думаю, он мог обескуражить Дюрана и выбить его из игры. Если нет, то он проиграл бы».

Читати також:  Флойд Мейвезер: "Победа Усика над Джошуа - это не апсет"

Вот такая тонкая, как бритва, грань между ними. Матч-мейкер Top Rank Брюс Трамплер выбрал победителем гипотетического противостояния Дюрана, но быстро добавил: «Уитакер — сложная задача. Это бой 6 к 5. Это близкий, тяжёлый бой для них обоих. Единственное, в чём я действительно уверен, так это в том, что это была бы отличная серия боёв. Спор между двумя бойцами, такими же великими, как эти двое не решается за одну ночь».

Cделать ставку:

62b446881cb5eb3684a637e2f0c9be76

d7633c8e2f944fd2ba68ef61b68d7b46