Shadow

Политика, проблемы и власть атлетической комиссии штата Нью-Йорк: Часть третья

1d9267f4cc62a51d82a92108bb1c122a

27 марта 2019 года New York Times опубликовала отчёт о расследовании, в котором был подробно описан сбор средств для губернатора Нью-Йорка Эндрю Куомо. Представленный отчёт на странице один первого раздела начинался так: «Сбор средств должен был остаться в тайне, но слухи быстро распространились среди тех, у кого имелись нерешённые с государством проблемы. Лоббисты сообщили своим клиентам, что мероприятие стоит посетить. В конце концов, ужин проводился немногим более чем за две недели до даты обсуждения бюджета штата Нью-Йорк, а что может лучше помочь наладить ценные связи, чем отдать дань уважения почётному гостю — губернатору Эндрю М. Куомо. Среди присутствующих находились вице-президент компании школьных автобусов, добивавшийся налоговых льгот при покупке транспортных средств, основатель перерабатывающей компании, стремившийся к расширению закона о 5-процентном депозите, девелопер доступного жилья, лоббировавший налоговые льготы на недвижимость. Сбор средств прошёл 14 марта на 20-м этаже отеля St. Regis, недалеко от Пятой авеню и в квартале от башни Трампа. Минимальное пожертвование с пары составляло 25000 долларов. Событие, которое было объявлено весенним ужином с губернатором прошло незаметно. Его не было в календаре господина Куомо, в приглашении были расплывчатые формулировки, а стандарт был указан только как RSVP (исключительно по приглашениям). Репортёру, который появился на мероприятии по сбору средств, во входе было отказано. Среди гостей находились высокопоставленные должностные лица администрации Куомо, в том числе директор по бюджету штата. Сбор средств стал ярким примером того, как всё работает в культуре взаимоотношений в Олбани, где политические взносы часто рассматриваются бизнес-лидерами как необходимое условие для того, чтобы их точка зрения была услышана».

dd3290b6e4be80e4a7a339b18bcfdca3

Губернатор Нью Йорка Эндрю Куомо (AP Photo/Mike Groll)

Четыре месяца спустя, 29 июля 2019 года, Times опубликовала аналогичный отчёт о расследовании: «Спустя несколько месяцев после получения своего первого подряда за почти десятилетие в метро Нью-Йорка, строительная фирма Лонг-Айленда устроила сбор средств в своём роскошном люксе по адресу: Citi Field для специального гостя — губернатора Эндрю М. Куомо. Фирма Haugland Group пожелала попасть в прибыльный мир заключения контрактов для Metropolitan Transportation Authority — агентства, контролирующего метро и контролируемого господином Куомо. Получившие в октябре 2017 года контракт на 23 миллиона долларов на очистку забитых канализационных сетей метро Уильям Хогланд и его сын Билли (руководители компании) попытались собрать до четверти миллиона долларов для предвыборной кампании господина Куомо на вечере в Citi Field (по словам человека, непосредственно осведомлённого о событии). Ни семья, ни их компании никогда раньше не делали пожертвований Куомо. Haugland Group внезапно стала одним из крупнейших спонсоров Куомо, когда он баллотировался на третий срок. Другая фирма, занимавшаяся очисткой сточных вод в метро, ​​Welkin Mechanical, также жертвовала Куомо. Компания сделала взнос менее чем за три недели до того, как выиграла контракт почти на 15 миллионов долларов в ноябре 2017 года».

Это та среда, в которой существует и функционирует атлетическая комиссия штата Нью-Йорк. Деньги и политические силы диктуют политику и её реализацию на всех уровнях.

Как отмечалось в первой части предложенной вашему вниманию серии статей, автором которой является Томас Хаузер, NYSAC не имеет такого бюджета, как аналогичные организации в большинстве штатов. Её бюджет включён в бюджет Государственного департамента штата Нью-Йорк. Таким образом, большая часть расходов, которые несут в данной части налогоплательщики скрыта от общественного внимания, а также от проверки.

В нескольких случаях NYSAC и Государственный департамент отклоняли запрос автора о предоставлении информации с указанием общих годовых затрат на работу комиссии и разбивкой этих расходов (например, заработная плата, командировочные расходы, офисные помещения и т.д.). Наконец, 8 февраля 2019 года Хаузер подал требование о предоставлении информации в соответствии с Законом штата Нью-Йорк о свободе информации.

Но возникла проблема. Государственный департамент штата Нью-Йорк (через Комитет штата Нью-Йорк по открытому правительству) является органом, контролирующим исполнение Закона о свободе информации. И Департамент штата отказался выполнить свою юридическую обязанность в отношении запроса информации о бюджете NYSAC.

19 марта 2019 года было получено электронное письмо от помощника сотрудника по доступу к документации по имени Чериз А. Уотсон, в котором говорилось: «Уважаемый г-н Хаузер! Это ответ на ваш запрос о ежегодных расходах на работу Атлетической комиссии штата Нью-Йорк. Проверка наших записей и подготовка ответа на ваш запрос занимает значительно больше времени, чем предполагалось. Государственному департаменту потребуется дополнительное время. Ожидаемая дата ответа — 30 апреля 2019 г.».

30 апреля было получено аналогичное письмо с другой ожидаемой датой ответа. Этот процесс повторился 29 мая и 26 июня.

Здесь нужно добавить, что письмо госпожи Уотсон от 26 июня пришло через день после того, как Роберт Фриман (директор Комитета штата Нью-Йорк по открытому правительству) был уволен после того, как против него были поданы многочисленные жалобы о сексуальных домогательствах, а следователи обнаружили фотографии обнажённых женщин на его государственном компьютере в дополнение к электронным письмам сексуального характера, написанным им в своём государственном аккаунте.

Читати також:  Василий Ломаченко - о решении драться против Лопеса с травмой: "Я не говорил, что он слабый, но верил, что могу и так выиграть"

27 июня была подана апелляция в связи с отказом Государственного департамента предоставить документы в соответствии с требованиями закона.

Наконец, 26 июля (пять с половиной месяцев после запроса со ссылкой на Закон о свободе информации) было получено электронное письмо от Государственного департамента, содержавшее одностраничный документ, который лишь частично отвечал на запрос. Например, в документе не имелось ссылки на стоимость офисных помещений, выделенных Атлетической комиссии штата Нью-Йорк. Другие ответы, были неправильно сформулированы или расплывчаты.

Вот пример: Доктор Анджела Гальярди — помощник главного врача NYSAC. Один из источников сообщает, что Гальярди работает дистанционно из дома, посещает офис один день в неделю и координирует медицинские вопросы для NYSAC. Также она ходит на взвешивание и поединки. Кроме того, в последние месяцы Гальярди провела время, связываясь с сотрудниками комиссии (включая немедицинский персонал и персонал, выплачивающий суточные) по поводу административного требования о том, чтобы все операции NYSAC проводились на серверах Государственного департамента, а не на частных учётных записях электронной почты.

По данным SeeThroughNY, Гальярди является почасовым сотрудником, которой в 2018 году заплатили по ставке 77 долларов в час общую сумму в 174855 долларов. Если эта информация верна (и если она никогда не брала перерыв даже на неделю), Гальярди работала примерно 2271 час в 2018 году (в среднем 43 часа 20 минут в неделю). Поскольку 174 855 долларов США это больше, чем вся сумма, указанная для «суточных» сотрудников Государственным департаментом в их ответе, Гальярди либо была классифицирована в представленном документе как «штатный сотрудник», либо цифры, предоставленные Департаментом штата в соответствии с Законом о свободе информации неверны.

В NYSAC есть люди, получающие солидные зарплаты, с которыми высокопоставленные чиновники комиссии никогда не встречались и о которых даже не слышали. Один такой человек указан SeeThroughNY как работавший в 2015 году в качестве «специального помощника» в категории «руководитель». Его «общая зарплата» за тот год составила 105 550 долларов. Дэвид Берлин, который в то время являлся исполнительным директором NYSAC, говорит, что понятия не имеет, кем был этот человек.

Что ещё более важно, атлетическая комиссия штата Нью-Йорк и Государственный департамент штата Нью-Йорк, похоже, одобряют подачу ложных финансовых документов штату, которые могут вылиться в налоговое мошенничество.

Раздел 13 федерального закона о реформе бокса Мухаммеда Али озаглавлен «Обязательное раскрытие информации промоутером». В частности, там говорится: «Промоутер не имеет права на получение какой-либо компенсации прямо или косвенно в связи с боксёрским поединком до тех пор, пока он не предоставит боксёрской комиссии, ответственной за регулирование матча в штате (1), копию любого соглашения, в котором промоутер является стороной с любым из боксёров, участвующих в матче; (2) заявление, сделанное под страхом наказания за лжесвидетельство, об отсутствии других письменных или устных соглашений между промоутером и боксёром в отношении этого матча».

Это требование в наши дни не исполняется в Нью-Йорке. Для крупных боёв официальный контракт на бой NYSAC с искусственно заниженным гонораром часто подаётся в комиссию промоутером а бойцу платят больше денег, которые фильтруются через какой-то другой механизм, часто через сторону, отличную от промоутера.

Между тем, раздел 206.12 Правил NYSAC содержит норму следующего содержания: «Все контракты, предусматривающие использование услуг профессионала в разрешённом профессиональном единоборстве и заключаемые лицензированными промоутерами, профессионалами или менеджерами в качестве одной или нескольких сторон в таких контрактах, подлежат утверждению комиссией и должны быть поданы в комиссию, чтобы являться действительными».

Похоже, что это положение обычно обходят с молчаливого согласия NYSAC. В результате гонорары бойцов указываются недостоверно. Обычно бойцам, участвующим в крупных боях в Нью-Йорке, выдают два или более чека — один на гонорар, о котором сообщают в NYSAC, а другой или другие — на разницу между этой суммой и реальным гонораром.

Контракты на поединок и сопроводительные документы подаются в NYSAC промоутером, который не обязательно является лицом продвигающим бой. В связи с этим один из этих промоутеров признаёт: «Все заполняют фальшивые документы о крупных боях. Я подаю то, что мне дают».

Например:

* Гонорар Геннадия Головкина за бой со Стивом Роллсом в Нью-Йорке был озвучен NYSAC в сумме 2 миллиона долларов. Дэн Рафаэль из ESPN.com назвал эту цифру «смехотворной» и сообщил, что гонорар Головкина «близок к 15 миллионам долларов». Четыре месяца спустя официальные гонорары озвученные в NYSAC по бою Головкин vs. Деревянченко составили соответственно 4 миллиона долларов и 2,5 миллиона долларов.

Читати також:  Теофимо Лопес-старший: "Ломаченко не протримається з моїм сином більше п'яти раундів"

4659aa07140d10c2edee083f487a100c

Photo by Mark Robinson/Matchroom Boxing UK

* Когда Энтони Джошуа дрался с Энди Руисом в Мэдисон Сквер Гарден, официальный гонорар Джошуа после предусмотренных вычетов составлял 3,2 миллиона долларов, а Руиса 1,3 миллиона долларов. На самом деле Джошуа получил восьмизначную сумму за бой, а гонорар Руиса, как полагают, составлял около 6 миллионов долларов.

* Гонорар Деонтэя Уайлдера за бой с Домиником Бризилом, по данным NYSAC, составил 4 миллиона долларов. Неясно, сколько на самом деле Уайлдер должен был получить, но считается, что сумма составила не менее 12 миллионов долларов.

Почему эти расхождения важны? Во-первых, они готовят почву для возможности занижения сведений о подоходном налоге. Люди могут играть в игры с числами и говорить что-то вроде: «Ну, контракт на бой был точным. Остальные десять миллионов долларов, которые получил такой-то, предназначались для личного присутствия на корпоративных мероприятиях или какого-либо спонсорства (не облагаемого налогом в Нью-Йорке)». Но это чепуха.

Есть сотрудники NYSAC, которые признают (но не официально), что им известно, что данные о гонорарах не точны.

Одним из оправданий, выдвинутых в поддержку продолжения такой ситуации, является утверждение о том, что цель Закона Али и постановлений штата Нью-Йорк — «защитить бойца». Таким образом, если доход сознательно и занижается для целей налогообложения, это не относится к этим требованиям к отчетности. Но это смешно. Подача фальшивых документов государству — преступление. Умышленное занижение доходов для целей налогообложения является преступлением. И что не менее важно: если в комиссию подаются фальшивые документы, откуда NYSAC знать, что бойцы получают достоверные цифры?

Соответствующие подоходные налоги штата Нью-Йорк выплачиваются на гонорары бойцов. Такая ситуация открывает двери для злоупотреблений. Это ставит под сомнение честность атлетической комиссии штата Нью-Йорк, а также добросовестность Государственного департамента штата Нью-Йорк. И, как связанная с этим проблема — неточная регистрация гонораров для крупных боёв раздражает рефери и судей, которым, согласно Бюллетеню атлетической комиссии штата Нью-Йорк 2017-02, должны платить установленный законом процент гонораров бойцов, когда они рефери или судья чемпионского боя.

Дело в том, что администрация Куомо, как и многие государственные структуры, обслуживает и защищает могущественные экономические интересы.

В течение многих лет при подаче заявки на лицензию учредителя в Нью-Йорке от заявителей требовалось указать имя каждого акционера. Это было разработано для выявления потенциальных конфликтов интересов и искоренения сомнительных сторонников. В августе 2018 года NYSAC отменила требование о включении этой информации. Зачем?

Природа управления такова, что слишком часто регулирующие органы управляются организациями, деятельность которых они должны регулировать. Например, в администрации Трампа угольная промышленность диктует политику Агентству по охране окружающей среды. Точно так же важные решения в Атлетической комиссии штата Нью-Йорк в настоящее время принимаются организациями, которые, как предполагается, регулирует NYSAC. Речь не идёт о небольших аренах и маленьких промоутерах, которые не составляют политику NYSAC. Но большие площадки и крупные промоутеры с высококвалифицированными лоббистами на гонорарах делают это.

Слишком часто NYSAC подчиняется желаниям сильных мира сего в ущерб хорошему управлению.

9adce042a6ef1ca70adb43712025e11d

Джордж Сент-Пьер против Майкла Биспинга (справа) в их поединке за титул чемпиона UFC в среднем весе в Мэдисон Сквер Гарден 4 ноября 2017 года. (Photo by Jeff Bottari/Zuffa LLC/Zuffa LLC via Getty Images)

Здесь стоит вспомнить о Майкле Биспинге. 4 ноября 2017 года Биспинг потерпел поражение от Жоржа Сен-Пьера на турнире UFC 217 в Мэдисон Сквер Гарден. Левый хук, серия ударов удушающий приём и поединок завершился. Биспинг на время потерял сознание.

Той ночью медицинский персонал NYSAC отстранил проигравшего на 30 дней по состоянию здоровья. Позже в середине ноября, представители UFC связавшись с исполнительным директором NYSAC Ким Самблер, сообщили, что Биспинг признан годным к поединкам неврологом из Калифорнии, представили подтверждающую медицинскую документацию и попросили снять дисквалификацию. NYSAC выполнила запрос. 25 ноября, через три недели после избиения в Нью-Йорке, Биспинг был нокаутирован Келвином Гастелумом на боевой карте UFC в Шанхае. Он больше не дрался и в мае 2018 года объявил о своем уходе из ММА.

Выяснилось, что Биспинг, у которого на данный момент протез правого глаза, был почти слепым на этот глаз, когда дрался с Сен-Пьером в Нью-Йорке. Во время подкаста 15 октября 2019 года он признал: «Я практически не видел правым глазом с 2013 года. Люди всегда спрашивают: «Как ты сражался, используя только один глаз?» и я всегда отвечаю: «С огромным трудом!».

Читати також:  Хабіб Нурмагомедов штовхнув пояс Тоні Фергюсона під час стердауна

34d350b5147c52ef28781fdac32d7bee

Майкл Биспинг

Размышляя о ситуации с Майклом Биспингом, высокопоставленный чиновник NYSAC признаёт:

«Мы не предъявляем к большим промоутерам тех же требований, как к маленьким».

Отвечая на вопрос о другом примере, чиновник сказал:

«UFC разрешено использовать бутылку адреналина, которая уже открыта для нескольких бойцов. Катмэны, которые работают на бойцов других промоутеров, должны использовать новую бутылку для каждого бойца».

«Правила для UFC отличаются», — признаёт другой чиновник NYSAC. «Они могут делать практически всё, что захотят. Обычное правило заключается в том, что бойцу нельзя ничего есть после того, как мы возьмём образец его мочи перед боем. Если он это делает (и то же самое с женщинами-бойцами), то мы берём ещё один образец мочи. Но UFC разрешено приходить и давать бойцам пакеты с закусками, чтобы они поели, без повторного тестирования».

Точно также в Медицинских стандартах боевых видов спорта, размещённых на веб-сайте NYSAC, говорится: «Медицинский консультативный совет и Комиссия ограничивают потребление жидкости у ринга только разрешённой бутилированной водой. Вода должна быть в закрытой бутылке и оставаться закрытой до ринга».

В соответствии с этим предписанием бойцам не разрешается принимать напитки с электролитами после сдачи анализа мочи перед боем. Но NYSAC разрешает бойцам UFC использовать Bodyarmor Alkaline SportWater с «электролитами, содержащими калий». Возможно, это потому, что Bodyarmor — это «официальный напиток UFC».

И это ещё не всё.

1 ноября 2019 года Келвин Гастелум принял участие в турнире UFC 244, который состоялся в Мэдисон Сквер Гарден в поединке против Даррена Тилла. Контрактный вес составлял 186 фунтов. Многим в сообществе ММА было известно, что Гастелум не смог сделать вес. Прежде чем встать на весы, он разделся полностью догола и поднял полотенце перед собой, чтобы защитить свои гениталии от посторонних глаз. Затем, ко всеобщему удивлению, его вес был объявлен как 184 фунта (на два фунта меньше лимита).

Но (и это «но» размером со слона) видео взвешивания показывает, как Гастелум опирается локтем на своего тренера Рафаэля Кордейро, стоя на весах. И чиновники NYSAC, проводившие взвешивание, это не заметили.

3cfc317e2ce142c2bddbe08c2ac03ab2

Даниэль Кормье взвешивается перед боем против Энтони Джонсона.

Инцидент навеял воспоминания о другом взвешивании UFC. Даниэль Кормье сразился с Энтони Джонсоном в поединке за титул в тяжёлом весе, который стал главным событием карты UFC 210 8 апреля 2017 года на Keybank Arena в Буффало. Предел тяжёлого веса UFC составляет 205 фунтов. Кормье разделся догола во время взвешивания и, когда два защитника общественного приличия держали перед ним полотенце, весил 206,2 фунта. Затем, буквально через 143 секунды, он вернулся к весам и весил 205 фунтов.

Как Кормье сбросил 1,2 фунта за 143 секунды? Видеодоказательства показывают, что во второй попытке взвешивания Кормье держался за полотенце и давил вниз (давняя афера, которую борцы-любители использовали в плохо регулируемых соревнованиях для того, чтобы пройти взвешивание). На следующую ночь он победил Джонсона болевым приёмом во втором раунде.

Как же в NYSAC дважды совершили одну и ту же ошибку?

Отвечая на этот вопрос, можно отметить, что взвешивание крупных боёв в Нью-Йорке обычно контролируется заместителями комиссаров Робертом Орландо и Джорджем Уордом. Орландо и Уорд — бывшие офицеры исправительных учреждений Нью-Йорка. Каждый из них работает в комиссии не один десяток лет и знает все хитрости. Но пока они были на месте и готовились к взвешиванию Гастелум-Тилл 1 ноября, исполнительный директор NYSAC сообщил Орландо и Уорду, что их меняют на двух менее опытных сотрудников комиссии, которые были доставлены в Нью-Йорк из северной части штата.

Через шесть дней после боя NYSAC оштрафовала Гастелума и Кордейро на 1000 и 200 долларов соответственно за «контакт» во время взвешивания. Это даже не удар по рукам.

Согласно FollowTheMoney.org, Zuffa LLC (материнская компания UFC) передала Эндрю Куомо более 160 000 долларов в виде прямых пожертвований на выборную кампанию. Различные законодатели штата Нью-Йорк от обеих партий также извлекают выгоду из их щедрости. И компания потратила на лоббирование ещё миллионы.

Таким образом то, как Атлетическая комиссия штата Нью-Йорк ведёт дела сегодня, свидетельствует о неуважении к боевым видам спорта и бойцам, которые рискуют своей жизнью на ринге.

Cделать ставку:

831f19a1f428dc13eed301c21a6074dc

03fed237704aa5fd8daeb13989164924