Shadow

Поли Малиньяджи и Шоутайм. Часть вторая: Диалог рас

804a05d65d4ab129e22bd6cb873c8ad0

Повлияли и другие факторы, но отставка Поли Малиньяджи с поста комментатора Showtime в первую очередь была связана с проблемой расы.

Баланс в Америке склоняется в сторону привилегий белых. Это не означает, что у каждого белого человека лёгкая жизнь, а каждый чёрный в невыгодном положении. В то же время, есть сегменты американского общества, которые каждый день своим поведением доказывают, что жизнь и права белых имеют для них большее значение, чем права чёрных. На протяжении веков люди с верой в это контролировали рычаги власти в американском обществе. Сейчас ситуация более справедлива, чем в 1950-е годы, когда движение за гражданские права начало набирать обороты. Но и в наши дни предстоит пройти долгий путь, прежде чем будет достигнута цель — равные возможности. Проблема не исчезла, когда президентом был избран Барак Обама.

Люди доброй воли борются с расовыми проблемами на индивидуальном и корпоративном уровне. Ситуация продолжает меняться и она серьёзно изменилась со смертью Джорджа Флойда.

Национальной футбольной лиге потребовалось ужасное видео смерти Флойда после 8 минут 46 секунд под коленом полицейского Дерека Човена, чтобы отказаться от санкций — наказания игроков, которые преклоняли колени во время исполнения государственного гимна. Бренд Aunt Jemima — основной продукт компании Quaker Oats на протяжении более века — теперь «ушёл на пенсию». Разнообразие, равенство, включение — это новая корпоративная мантра. Пересмотр отношений рас пронизывает все слои американского общества.

Поли Малиньяджи не рос с особыми привилегиями. Он находился в режиме выживания многие из своих 40 лет.

Малиньяджи родился в Бруклине в 1980 году. Его родителями являлись итальянские иммигранты. Когда ему исполнилось несколько месяцев, семья вернулась в Италию. Шесть лет спустя, когда в семье родился второй ребёнок, они вернулись в США. На этот раз отец Поли задержался на несколько недель и вернулся в Италию один. Прошло двенадцать лет, прежде чем Поли увидел своего отца вновь.

«У меня не было идеальных условий взросления», — рассказал Малиньяджи в одном из интервью много лет назад. «Какое-то время моя мать, мой брат Умберто и я жили с родителями моей матери в Бруклине. Потом мама нашла старую итальянскую пару, которая разрешила нам жить с ними в полуразрушенном старом доме. Мы были на пособии. Я помню, как ходил в магазины и выглядел грязно, а расплачивались мы талонами на питание. И я не знал английского, когда мы вернулись в Бруклин. Это было тяжело».

18304a6ad51c01e07473eff600f3bb0e

Photo from Paulie Malignaggi’s Twitter

Когда Поли было 9 лет, его мать снова вышла замуж и переехала с сыновьями в Нью-Джерси. Пришло время физическому насилию.

«С самого начала, — вспоминает Малиньяджи, — наш отчим бил меня и брата».

В конце концов, Поли и Умберто выгнали из дома. На протяжении следующих двух лет они спали на кушетке своих у бабушки и дедушки в Бруклине. Поли поступил в среднюю школу, но не стал примерным учеником. Перед тем как бросить учёбу он пропускал уроки, дрался и был замешан в мелких преступлениях.

«У меня были проблемы, в этом нет никаких сомнений, — признаёт Малиньяджи. «Я срывался и менялся превращаясь в нехорошего человека. Во мне был гнев. Я был озлоблен, я терял совесть. Некоторые из тех, с кем я в то время общался, сидят в тюрьме, другие выбрались, один мёртв».

Важно различать равнодушие к вопросам расы и расизм. Расист — это тот, кто дискриминирует людей другой расы, испытывает предубеждение против них или считает, что одна раса превосходит другую. Малиньяджи так не думает. У него хорошие личные отношения с цветными людьми, в большей степени, чем у большинства белых.

Читати також:  Евандер Холіфілд: "Джошуа ніколи не бився з суперником, який створював би йому такі ж проблеми, як Руїс"

Он также сталкивался с жестокостью полиции. Однажды Поли устроил уличную драку с парнем, который оказался полицейским под прикрытием, оказался арестован и, будучи в наручниках, был избит тремя полицейскими.

«Я знаю, что такое бывает», — говорит он. «Я сам прошёл через это. Я просмотрел видеозаписи смерти Джорджа Флойда, прежде чем пришёл к выводу: «То, что сделал этот полицейский, было неправильным. Этому не было оправдания».

Малиньяджи мог бы спасти свою карьеру в Showtime, согласившись сказать что-нибудь вроде «события последних месяцев открыли мне глаза» или «события последних месяцев изменили моё мышление». Это тот путь, по которому прошло руководство NFL, NBA и MLB, независимо от того мотивированны ли они искренним изменением взглядов или экономическим императивом. Но бойцы часто не желают отступать. Возможно также, что у Поли не открылись глаза.

«Привилегированность белых» проявляется во многих формах. Да, у Малиньяджи была тяжёлая жизнь в детстве. Но, вероятно, всё оказалось бы ещё сложнее, если бы он был чёрным. Получил бы Поли такие же гонорары, как боксёр, если бы он был чёрным? Для сравнения: любой, кто думает, что Артуро Гатти заработал столько же денег, как если бы он был чёрным, живёт в мире грёз.

Позвольте мне прояснить два моих собственных убеждения: (1) я сожалею о Дональде Трампе и всём, что он олицетворяет; (2) Я знаю Поли 19 лет и он мне нравится.

На мой взгляд, многое из того, что говорит и думает Малиньяджи (особенно о Трампе), ошибочно. Это означает, что по определению он также чувствует то же самое ко многим вещам, которые я говорю и думаю.

Меня беспокоит тот факт, что сегодня слишком часто интеллектуальный диалог между людьми, находящимися на противоположных сторонах политического спектра, уступает место крикам интернет-мобов, которые швыряют оскорбления из своего безопасного убежища за компьютерами. Я также считаю, что практика, при которой люди безнаказанно и без обоснования называют других людей «расистами», опасна.

При этом Showtime имеет право представлять себя публике определённым образом. Они не могут проводить дискриминацию при приёме на работу по признаку расы, религии или сексуальной ориентации, но могут выбирать своих представителей и устанавливать правила поведения этих людей на публике.

Телевизионный комментатор представляет сеть, в которой он или она работает постоянно. Общественность отождествляет комментатора с сетью.

Это не проблема Первой поправки, так как Showtime — это не правительство. Поли имеет право высказывать своё мнение по политическим и социальным вопросам. Showtime имеет право заявить: «Ваши публичные комментарии не соответствуют нашим ценностям. Мы больше не хотим, чтобы вы представляли нас».

Спортивные комментаторы постоянно высказываются по вопросам, связанным с их видом спорта. Но комментарии относительно политики и расы давно были тем, в чём нужно было вести себя осторожно.

В 1988 году CBS уволила Джимми Снайдера (известного как «Джимми Грек») из NFL Today после интервью в другой сети, в котором он делал заявления относительно того, что он считал генетическим превосходством чернокожих спортсменов.

Читати також:  Хорхе Лінарес: "Ломаченко грав зі мною, на той бій він вийшов дуже сильним"

Бывший питчер и бейсбольный аналитик ESPN Курт Шиллинг был уволен ESPN в 2016 году из-за публикаций в социальных сетях, касающихся прав трансгендеров. Ранее он был отстранён на один месяц после публикации в Твиттере, в которой «мусульмане-экстремисты» сравнивались с нацистами.

В 2017 году ESPN отстранило Джемель Хилл от роли ведущей SportsCenter на две недели после двух твитов, в первом из которых упоминалось о Дональде Трампе как о стороннике превосходства белой расы, а во втором предложил фанатам Dallas Cowboys бойкотировать рекламодателей команды в качестве протеста против угрозы её владельца Джерри Джонса наказать игроков, которые преклоняли колени во время исполнения государственного гимна.

2 июня 2020 года Грант Напир (постоянный коментатор Sacramento Kings на протяжении 30 лет) был уволен, когда Демаркус Казинс спросил в Твиттере, что думает Напир относительно Black Lives Matter после смерти Джорджа Флойда и Напир написал в Твиттере: «ВСЕ ЖИЗНЬ ВАЖНЫ… КАЖДАЯ!!!»

Если есть аргумент против утверждения о том, что все жизни имеют значение, мне об этом неизвестно. Но в наши уродливые времена в некоторых кругах это стало кодовой фразой для опровержения идеи о том, что жизнь чёрных имеет значение.

Мы прошли долгий путь со времени пятой игры финала НБА 1981 года, когда комментаторы Гэри Бендер и Рик Барри обсуждали фотографию Билла Рассела (третьего номера представляемой команды), сделанную во время летней Олимпиады 1956 года. Барри, проявив грандиозные бесчувственность и глупость, отметил «большую арбузную ухмылку» на лице Рассела. Рассела, одного из самых достойных спортсменов это не позабавило. CBS не продлили контракт Барри на следующий сезон.

Должна ли медиаорганизация проводить политику более строгую, менее строгую или такую же, как другие компании? Граница проводится разными компаниями для разных профессий в разных местах. Но на практике это обычно делается в пользу работодателя. Работодатель устанавливает руководящие принципы, иногда в ответ на принцип, а иногда в ответ на экономическое давление со стороны рынка. Это субъективный стандарт, а не объективный. «Действуй осторожно» и «будь ответственным» — туманные правила.

MSNBC выбирает один вариант, Fox News другой. При этом, в любом случае, никто не предполагает, что, если телекомментатор будет ходить на публике со свастикой или носить футболку с надписью «Я ненавижу всех белых (или чёрных) людей телеканал не сможет уволить его или её с работы.

ESPN боролась с этими проблемами и публично опубликовала рекомендации для своих сотрудников в социальных сетях. В этих рекомендациях в частности сказано: «ESPN — это журналистская организация (а не политическая или правозащитная). Мы не должны делать ничего, чтобы подорвать эту позицию. Мы стремимся к интеграции, толерантности и тому, что нас индивидуализирует. Но мы должны помнить, что публичные комментарии в социальных сетях отразятся на ESPN и могут повлиять на ваш авторитет как журналиста. В ESPN мы несём общую ответственность друг перед другом, которая сопровождает преимущества, которыми мы пользуемся коллективно и индивидуально. Всё, что мы публикуем или комментируем в социальных сетях, является общедоступным. И всё, что мы делаем публично, связано с ESPN. Подумайте, прежде чем твитить, публиковать или иным образом взаимодействовать с социальными платформами. Поймите, что вы всегда представляете ESPN, а социальные сети предлагают эквивалент живого микрофона. Простое правило: если вы не хотите говорить это в эфире или писать в колонке, не публикуйте это ни в одной социальной сети».

Комментируя увольнение Поли Малиньяджи, Стивен Эспиноза сказал The Athletic: «У нас очень высокие стандарты, которых мы ожидаем от комментаторов и всех, кто представляет наш бренд».

Это похвальное мнение. Но чтобы никто не подумал, что Showtime сделала замечательно принципиальное заявление в отношении Малиньяджи, нужно помнить, что сеть не сделала публичных заявлений относительно того, почему Поли был уволен, и не предприняла никаких попыток озвучить принципы принятого решения.

Читати також:  Кубок світу 2019. Післясмак. Казка і бувальщина від «Спрингбокс»

Кроме того, Showtime — это сеть, которая не проводила санкций к людям допускавшим прямые оскорбления людей («cunts,» «pussies» and «faggots»), а также использовала женоненавистнические гомофобные высказывания Флойда Мэйвезера-младшего и Конора МакГрегора в качестве маркетингового инструмента для получения повышенной прибыли от платных трансляций в ппеддверии их поединка в 2017 году. На самом деле, Showtime зашли так далеко, что разместили видео МакГрегора, имитирующего половой акт с микрофоном, размещённым между его ног, в качестве «маленького подарка для моих прекрасных чёрных фанаток».

Showtime предложили оплатить Малиньяджи оставшуюся часть его контракта (который продлился до конца 2020 года), но только с оговоркой о недопустимости соревнований в это время, с ограничениями относительно того, что Поли может публично сказать о Showtime и множества других моментов.

Малиньяджи в прошлом работал на Sky TV, но всегда на индивидуальной основе. У него не было контракта на несколько боев. Возможно, теперь Sky и другие сети не захотят его нанять.

Между тем, многим будет не хватать голоса Поли в боксёрских телепередачах Showtime.

«Это разочаровывает», — сказал Эспиноза в интервью The Athletic. «Мы, безусловно, очень любим Поли и он превратился в очень хорошего аналитика. Когда нужно расставаться, всегда трудно».

Что касается Малиньяджи, он отказывается публично говорить об этом, но говорит:

«Я недоволен тем, как всё сложилось. Но я всегда буду благодарен Стивену за то, что он дал мне возможность показать, на что я способен как комментатор, и помог мне как комментатору улучшиться».

Поли сделал это и лишился многого из того, что имел, из принципа. Некоторым это могло показаться восхитительным. Но нужно уметь ставить принципы под сомнение.

Все мы нуждаемся в исправлении и руководстве на протяжении всей жизни. В идеале Поли должен всё обдумать и прийти к более тонкому пониманию того, что представляет собой расовое угнетение в 21 веке. Личностный рост и прощение — благородные понятия. Возможно, однажды он снова окажется за микрофоном для Showtime. Наши времена взывают о примирении.

В этом отношении можно было бы обратить внимание на мысль, которую сам Поли высказал в начале 2020 года на шоу «Ак и Барак»: «Когда вы спокойны, то должны понимать разницу между конструктивной критикой и критикой ненависти. Вы понимаете? И вы должны уметь принимать конструктивную критику, изменять себя и становиться лучше».

Cделать ставку:

ced624f6660f94daa4e605477db22680

0f0a0e05b5e19a9a582e2b3199b99cd7